Май 21, 2018
Главная / Новости / Аналитика / Статьи / «Кремлевский доклад нанес серьезный удар по Путину» — Пионтковский

«Кремлевский доклад нанес серьезный удар по Путину» — Пионтковский

Пионтковский

Как в Москве пытаются обмануть Соединенные Штаты. Кто вмешался в создание «Кремлевского доклада». Так ли он безразличен российским властям, как они хотят показать? Что кроется в его секретной части и почему элитариям Путин уже не нужен. Публицист Андрей Пионтковский рассказывает о главной внешнеполитической теме недели.

– Опубликованный 29 января “кремлевский список” вызвал у наблюдателей массу вопросов. 31 января эксперт Атлантического совета Андерс Ослунд заявил, что он был заменен перед самой подачей в Конгресс под давлением некого “высокопоставленного чновника”.

– Андерс прав. Весь день 29 января все ждали опубликования «Кремлевского доклада», это был крайний срок – Конгресс отвел на его подготовку 180 дней. В тот день документ так и не появился, и только на утро выяснилось, что в полночь доклад представили. Ясно, что задержка была вызвана тем, что на каком-то, очень высоком административном уровне, в последний момент внесли существенные изменения. Большинство наблюдателей обращают внимание на превращение списка наиболее одиозных фигур, близких к Путину (таковых в нем было 45-50 человек), в документ, который все единодушно назвали «телефонной книгой администрации президента» и «списком русского Forbes». И действительно такое формальное расширение списка и тупой подход к его составлению ослабляет удар, который он мог нанести по путинской клептократии. Ответственность размывается. В «телефонном справочнике» отказались чиновники, которые не имеют отношения к базовым преступлениям путинского режима, например, безумная православная матушка Анна Кузнецова. Но я не вижу в этом ничего страшного. Зато там есть министр иностранных дел РФ Лавров и министр обороны Шойгу. Не будем забывать, что сам закон от 2 августа, результатом принятия которого стал «Кремлевский доклад», называется «Акт о противодействии агрессии со стороны правительств Ирана, Российской Федерации и Северной Кореи».

Но самое неприятное из внесенных в последний момент изменений заключается не в этом внезапном расширении списка. Напомню, что знаменитая секция 241 упомянутого закона были посвящена персональным санкциям и требовала от исполнительной власти не только составить список людей, близких к Путину и вовлеченных в его преступления, но и предоставить по каждому из этих персонажей подробнейшую финансовую документацию, включающую размер состояния, источники дохода, коррупционные схемы, капиталы родственников и полный список всех активов, находящихся в юрисдикции Соединенных Штатов.

Параллельно с работой над «Kremlin report» наиболее авторитетный американский экономический институт, National Bureau of economic research, дал свою оценку размеров частных российских активов в США – приблизительно один триллион долларов, точнее между 0,8 и 1,3 триллионами долларов. Эта огромная цифра просто не укладывается в сознании. Даже самые беспощадные критики режима не представляли такого масштаба воровства. И закон требовал этот триллион обстоятельно разложить по полочкам, у кого что: что у Абрамовича, что у Мордашова, что у разнообразных ролдугиных, которые отвечают за личные активы Путина. Это убийственная информация по двум причинам. Первая – как это будет воспринято российским общественным мнением. Оно знает, что воруют все и привыкло ко многому. Но если к информации о русском триллионе добавить конкретные фамилии всего российского истеблишмента, думаю, политический эффект будет очень сильным.

Вторая причина касается последствий в самих Соединенных Штатах. Если этот список будет обнародован, содержащейся в нем информации будет достаточно, чтобы без всяких новых санкций и политических решений властей, судебные органы применили к его фигурантам законодательство по борьбе с отмыванием капиталов, нажитых преступным путем, потому что никаким легальным путем такие деньги руководители России в свободное от работы время заработать не могли.

– И, судя по всему, до опубликования списка перспектива расставания с этими невероятными суммами не на шутку пугала элиту.

– Именно этого опасалась российская верхушка, и поэтому 28 января на всех политических шоу царила паника и истерика. Напомню одну показательную сцену на одной из таких передач: некий видный политик кричал: «Трамп нас предал. Мы теперь должны опубликовать весь имеющийся у нас компромат на него». Ведущий Попов заинтересованно спросил: «А что, он у нас есть?» «Конечно, есть!», – воскликнул политик. А вот 30 января царила уже совершенно другая атмосфера – почти эйфорическая. Путин распинался о необходимости дальнейшего сотрудничества с Соединенными Штатами. Конечно, в деле совместной борьбы с исламским терроризмом. В тысячный раз он напомнил историю про Царнаевых, про то, как в 2011 года Москва предупреждала США, но там не прислушались и в 2013 году произошел теракт на Бостонском марафоне. Настойчивое возвращение Путина к теме Царнаевых – это возвращение преступника на место своего преступления. Потому что в этой истории он сознательно забывает об одном важном промежуточном звене. Да, действительно, кремлевские дважды предупреждали, что Царнаевы опаснейшие исламские экстремисты и потенциальные террористы, но не представили никаких доказательств, которые позволили бы американским властям преследовать их.

И уже после того как их по московской наводке допрашивали в ФБР, Царнаев-старший, зная, что в России его считают террористом, в 2012-ом году прибыл в Москву, причем не какими-то тайными лесными тропами, а совершенно открыто на самолете кампании «Дельта» в аэропорт Шереметьево. Царнаев прекрасно знал, что в России делают с подозреваемыми в исламском экстремизме. Он мог отправиться в Москву только будучи абсолютно уверенным, что он будет там в полной безопасности, что он едет к друзьям и кураторам. Естественно, Царнаева встретили компетентные органы, под чуткой опекой которых он затем находился около восьми месяцев, в течение которых путешествовал по Кавказу и встречался с деятелями исламистского подполья. Тех уничтожали, а он оставался живым и невредимым, и в конце концов снова прибыл в Москву, откуда вновь на самолете «Дельта» направился на встречу своей судьбе. Я не раз писал об этом на Каспаров.Ru.

Есть и продолжение этой истории: как американские сенаторы приехали расследовать российские связи Царнаева, как их водили за нос и сначала утверждали, что никакого Царнаева в Москве никогда не было, потом подсунули какого-то провокатора, который обещал дать американцам интересующие их сведения о Царнаеве, а затем театрально схватили под камеры американского дипломата. Вызволять его из ФСБ приехал посол Макфол, и больше вопросов о Царнаеве американцы не задавали.

Существует масса прямых, косвенных и психологических доказательств того, что Царнаев-старший в 2012 восемь месяцев готовился в России к своей миссии в Соединенных Штатах в 2013 году. Пока американцы не найдут в себе мужество взглянуть фактам в глаза, а они их знают, но не хотят выносить на политический уровень, их будут дурить по той же схеме совместной борьбы с террористами снова и снова. Как, кстати, произошло и в этот раз.

– Вы имеете в виду визит в США главы Службы внешней разведки Сергея Нарышкина, главы ФСБ Александра Бортникова и начальника Главного разведывательного управления Игоря Коробова?

– Именно. Почему вдруг 29 января случилось нечто неожиданное, и как сказал Дэниел Фрид, наш коллега из Atlantic Council, удар по путинской клептократии оказался смазанным, и сотни страниц ценнейшей информации были переведены в секретную часть?

В нашей прошлой беседе я предупреждал, что кремлевские так опасаются списка и публикации полной информации о финансовых преступлениях российской верхушки, что обязательно предпримут нечто драматическое. Я ошибся не содержательно, а регионально. Моей гипотезой было, что Ким Чен Ын взорвет что-то над Тихим Океаном, миротворец Путин бросится в Пхеньян, подпишет какую-то бумажку и эдаким «Чемберленом» с листочком в кулачке помчится в Вашингтон. Сами посудите, какие тут могут быть санкции, он же спаситель Соединенных Штатов! После такого ему можно и все постсоветское пространство во владение отдать, согласиться на вожделенную им новую «Ялту». Но в Кремле избрали несколько другой путь, правда, не менее драматический.

Три военных преступника, я их называю их так по результатам их деяний в Украине и в Сирии, а именно Нарышкин, Бортников и Коробов, вдруг оказались в США, хотя двое из них были в санкционных списках. Там они встретились с коллегами по ведомствам, прежде всего, с директором ЦРУ. И как показывают публикации в российской прессе (а вчера эту информацию подтвердил и Майк Помпео), эти трое работали по той же схеме, по которой вся российская пропаганда действует уже пять лет после теракта в Бостоне. Они приехали предупредить американский народ о страшной опасности, которая тому грозит: оказывается сотни или тысячи террористов российского и постсоветского происхождения после завершения активной фазы военных операций в Ираке и Сирии направляются в другие страны и могут оказаться и в Соединенных Штатах. Интересно получается: сначала они их сотнями отправляли из России на Ближний Восток (об этом подробно писала «Новая газета») потом сообщали, что их всех уже по десять раз уничтожили благодаря замечательным операциям российских воздушно-космических сил, а теперь оказывается, что таких людей все равно остались тысячи. И если бы замечательные Нарышкин, Бортников и Коробов не предупредили бы Соединенные Штаты, то они бы хлынули в США и взрывали бы американские города. И опять тут срабатывает та же самая логика: ну как же не сотрудничать с такими замечательными людьми, которые нас предупреждают? Вся путинская агентура в Вашингтоне, все эти саймсы, роджанские, киссинджеры, грэмы закричали хорошо выученную мантру: «We need Russians, we need Russians! Нам надо сотрудничать с русскими иначе будут взрывать наши города. Чтобы русские с нами сотрудничали нужно закрыть глаза на всякие мелкие разногласия по Украине и другим вопросам».

Читайте также на NewNews:   Кому вигідна дорога нафта і прогноз цін на бензин в Україні

Кремль проводил эту дешевую разводку десятки раз и не только в Соединенных Штатах. И вот она снова сработала. Причем на этот раз в ней участвовал один из организаторов Бостонского теракта. Не случайно Путин в своих воспоминаниях о Царнаевых все время говорит: «Я с Бортниковым, я поручил Бортникову», – и так далее. И вот такой человек приезжает в США и кого-то в чем-то убеждает. Степень непонимания «Who is Mr. Putin» в Америке по-прежнему просто зашкаливает.

– Понимают ли в Москве, что история «Кремлевского списка», вероятнее всего, на этом этапе не закончилась?

– Нет, не понимают. Они видят результат акции Нарышкиных-Бортниковых: открытую часть переписали, убийственную для кремлевских информацию затолкали в секретную часть. Это означает лишь то, что в Кремле не знают, как устроена американская политическая система. Произошедшее уже вызвало противодействие. Десятки сенаторов подписали письмо, в котором требуют у администрации Трампа ответить, что это была за секретная встреча и почему сразу после нее в доклад были внесены изменения. Кстати, в США об этом визите никто не знал, и информация о нем пришла из российских медиа.

Доклад направлен в Конгресс. По отношению к Путину в Конгрессе царит редкое единодушие. В Сенате упомянутый закон был принят в соотношении 98 голосов против 2, а в Палате представителей, 419 против 3. Оглушительная информация о масштабнейшем в мировой истории воровстве российской политической верхушки будет опубликована и станет достоянием российского общества. Думаю, эти факты придадут больший импульс движению гражданского неповиновения нелегитимной власти. Этот доклад – своего рода мультипликатор разоблачений Фонда борьбы с коррупцией. ФБК удавалось по крохам находить отдельные документы, здесь же картина станет тотальной. Я думаю, она произведет серьезное впечатление даже на наше во многом зомбированное общество. И параллельно в США, начнется замораживание этих активов.

– Министр Финансов Стивен Мнучин на днях ответил на вопрос о том, почему конкретные факты оказались в засекреченной части доклада. Он сослался на то, что эта мера была необходима для того, чтобы фигуранты расследований не успели вывести свои активы и попытаться избежать ответственности.

– Согласитесь, это замечание звучало в полуоправдательном ключе. Мнучин практически извинялся, что так вышло. Что в очередной раз демонстрирует, что не Минфин был инициатором ночного изменения. Скорее всего, оно произошло на самом высоком уровне в Госдепе. Вы понимаете, какого орденоносца я имею в виду.

– Есть ли у подобных заинтересованных сторон в американской политике какие-то шансы замедлить публикацию закрытой части списка или помешать ей?

– Есть две категории людей, которые будут пытаться как-то затормозить этот процесс. Двух человек не сложно назвать сразу, они занимают очень высокие должности, это президент Трамп и государственный секретарь Тиллерсон. Каждый ангажирован по своей причине. Тиллерсон 20 лет провел в преступной российской нефтяной индустрии, не замазаться там дерьмом он не мог. Трамп ездил в Москву и организовывал там бордели, называемые конкурсами красоты. Конечно же, есть горы видеоматериалов, показывающих его в самом нелицеприятном виде. Вспомните хотя бы как Путин в прошлом году на одной из своих пресс-конференций со сладострастием минут 10 рассуждал на тему Трампа и «девушек с пониженной социальной ответственностью», явно намекая, что у него есть все козыри в этой игре.

Но Трамп занимает свою должность уже больше года и, как мы видим, американские институты как-то с ним справляются. В том числе, вопреки его воле, ужесточилась американская позиция по Украине. Названные мной два человека не так опасны. Страшнее еще не изжитое довольно распространенное настроение: «We need Russians!» Оно предполагает, что надо закрыть глаза на все те «отвратительные вещи, которые сделали русские» ради борьбы с «нашим общим врагом». Умом, возможно, многие понимают истинное положение вещей, но очень страшно признаться себе, что Кремль никакой не союзник США, что он использует исламский терроризм как свой инструмент в борьбе с Западом.

– Мнения экспертов о структуре доклада разошлись. Уже упомянутый Андерс Ослунд считает, что открытая часть доклада подтолкнет элиты к сплочению вокруг Путина и документ получит противоположный желаемому эффект. В свою очередь главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов полагает, что двухступенчатая структура будет держать в страхе фигурантов открытой части списка, заставляя их опасаться перехода в его закрытую часть. Как Вы оцениваете этот аспект документа?

– Мне в этом вопросе ближе позиция Венедиктова, но я бы сформулировал несколько иначе. В Москве не понимают всего масштаба проблемы. Дело не в том, что как-то расколется элита, и одни прижмутся к Путину, а другие от него отодвинутся. Давайте задумаемся, зачем вообще нужен был Путин? В 1999 году его вытащили откуда-то из кармана Ельцина, он был сереньким ничем не примечательным чиновником. Почему же ему семнадцать лет были так лояльны? Да потому, что он выполнял важнейшую функцию для российской воровской элиты всех оттенков от так называемых системных либералов до силовиков. Он был гарантом безопасности награбленных ими активов. Как сейчас выясняется, основная часть этих средств хранится за рубежом страны и ее масштабы потрясают. Я даже само это слово не отваживаюсь произнести: триллион! И это только в США. Еще около половины этой суммы хранится в Великобритании, а есть еще Швейцария и Франция. Итого около 2 триллионов долларов. И сегодня имя Путина и его действия не только не служат гарантом сохранности этих денег, но, напротив, угрожают их безопасности.

Исходя из политического расклада в США, я уверен, что секретная часть списка будет опубликована. И когда это произойдет и начнется замораживание активов и их конфискация, каждый член преступного сообщества «Российская власть» задаст себе вопрос: «Зачем нам нужен человек, который довел нас до такой ситуации?»

Американцы никогда не отличались безупречной принципиальностью в борьбе с коррупцией. Каким-то образом этот триллион отложился в Соединенных Штатах, и это их вполне устраивало, потому что деньги вкладывались в американскую экономику. А если говорить о том же Трампе: сколько русских богатеев купили у него кондо по заоблачным ценам? Ни война в Грузии, ни война в Украине этого отношения не изменили. Законы по борьбе с коррупцией существовали в США всегда, но по отношению к российским криминальным деньгам они не применялись. И лишь только после вмешательства Кремля в американские выборы ситуация изменилась. Путин лично полностью подорвал все основы существования русской клептократии, ее raison d’être (разумное основание существования). Четверть века политическая система Дзюдохерии была заточена на то, что «элитарии» грабят в России, а складывают награбленное в безопасности на Западе. Теперь эта схема разрушена, и изменения будут очень серьезными. Путин становится токсичной фигурой в этих новых раскладах.

– Может ли открытая часть списка нанести определенный удар по его фигурантам даже при многочисленных оговорках составителей, что внесение в него не влечет за собой никаких последствий? Какова вероятность, что американские компании перестрахуются и не станут сотрудничать с организациями, главы которых оказались в «кремлевском справочнике»?

– Это уже происходит. Информация последних дней показывает: капитализация активов фигурантов открытого списка падает. И это связано с тем, что помимо секции 241 о персональных санкциях в том же законе имеется большой раздел о вторичных санкциях, согласно которому наказание ждет все компании, которые имеют дела с находящимися под санкциями фигурами и структурами.

Андрей ПионтковскийРедакция Каспаров.Ru

Читайте новости New News в социальных сетях Facebook, Twitter, а также в Telegram