Киевский Крещатик снова перекрывают, собрав в центре столице более 6 тысяч сотрудников МВД и СБУ: теперь из опасения того, что украинцы, собравшиеся на празднования третьей годовщины второго Майдана, захотят повторить его снова. Ведь поводов для этого предостаточно, пожалуй, даже больше, чем в 2013 году. То, что недавние протесты обманутых вкладчиков и митинги против повышения коммунальных тарифов прошли мирно и даже тихо, ничуть не расслабило власть. Она вновь громко заявляет о «недопустимости хаоса и беспорядков» и заверяет украинцев, что это Путин «не только атакует Украину извне, но и расшатывает нас изнутри».

Между тем, грузинский «политический десантник» Михаил Саакашвили, со скандалом перешедший в оппозицию к Банковой, заявил, что пресловутый план «Шатун» является выдумкой представителя Порошенко в парламенте Игоря Гринева. И что эта мистификация направлена против украинской оппозиции и на недопущение досрочных президентских выборов…

«Душили, душили…»

Сто лет назад, в феврале 1917 года, во время революции в Петрограде, толпа рабочих и мобилизованных солдат просто смела жидкие заслоны полицейских, вооруженных лишь револьверами и шашками. Через несколько месяцев уже демократическое Временное правительство расстреляло участников Июльского марша из пулеметов, назвав их контрреволюционерами и агентами германской разведки. Еще через полгода, уже после второй революции, красногвардейцы расстреляли демонстрацию в поддержку Учредительного собрания – обозвав их контрреволюционерами и наймитами мировой буржуазии.

Это социально-историческая закономерность, и не только для России: например, в 1791 году в Париже только что сформированная национальная гвардия под командованием знаменитого борца за свободу Лафайета расстреляла на Марсовом поле французский Майдан, который требовал закончить революцию и упразднить монархию. Как видим, в Украине происходит то же самое: победившая в ходе революции (или её имитации) политическая сила оказывается куда более жестче своих «попередников» — и безжалостно пресекает все выступления против себя, приписывая их организацию внешним врагам государства.

Можно уверенно предсказать, что если бы в Киеве сейчас началось то же, что три года назад (с метанием камней и коктейля Молотова), то нынешний режим «накрошил» бы не одну «небесную сотню», и не только из винтовок и автоматов. К тому же у него бы нашлось немало добровольных помощников – таких как волонтер Роман Доник, грозящий убивать всех, кто попытается свернуть Порошенко. Кстати, представляете, если бы во время Евромайдана что-то подобное написал бы в своем блоге, скажем, Вадик Титушко? Какой бы ор всевозможных правозащитников поднялся на международном уровне! Но в сегодняшней Украине голоса правозащитников почти не слышно, да и международная общественность утратила к ней интерес.


Однако в своем стремлении многократно перестраховаться, с тревожной мыслью «как бы нас не сбросили», украинская власть перегнула палку. Социально-политическое недовольство напоминает паровой котел – его нужно либо стравливать, либо уменьшить температуру, иначе взрыв неминуем. Что делает власть? Она продолжает подбрасывать в топку новые и новые поленья, словно доказывая поговорку «всегда может быть ещё хуже». При этом вместо того, чтобы понемногу стравливать недовольство масс в контролируемых протестах (можно даже с буйным выплескиванием эмоций), она наглухо закрутила вентиль. И даже уселась наеденной задницей на предохранительный клапан – наивно полагая, что котел обязательно выдержит.

События трехлетней давности словно повторяются в их наихудшем варианте: теперь никто и не заикается о праве украинцев на протест, вместо этого и власть, и её блюдолизы заявляют, что любые выступления против них они будут расценивать как реализацию плана Путина. В центре Киева выстроились колонны тех самых «автозаков», перекрашенных в патриотический полевой камуфляж. Даже «вэвэшники» и милицейский спецназ, теперь носящие название Нацгвардии и КОРД, переоделись в эти совершенно неуместные в городе камуфляжи. Возможно, таким образом, придворные силовики (современные украинские «войска НВКД») пытаются выглядеть как фронтовики АТО, дабы в случае чего вышедших за рамки конституционных норм протестующих можно было обвинить: что ж вы, суки ватные, в защитников державы камни кидаете?!

Шатающийся трон

Но неужели тысячи полицейских и бойцов Нацгвардии собраны в Киеве для того, чтобы защитить Банковую от толпы разгневанных пенсионеров, потрясающих платежками за октябрь? Конечно же нет! Кого же тогда боятся власти, прячась за внушительным силовым кордоном и вещая на всю страну о недопустимости «беспорядков»? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять несколько нюансов современной украинской политики.

Во-первых, уверенная в себе власть никогда бы не подняла подобную истерику. Посмотрим на наших соседей: и Путин, и Лукашенко уже много лет говорят о том, что Запад хочет свергнуть их путем «цветной революции, они регулярно прессуют свою оппозицию и разгоняют акции протеста, однако при этом сохраняют, не трубят денно и нощно о заговоре против себя. А вот украинская власть сегодня напоминает вольер с перепуганными обезьянами, и за этими воплями и хаотическими метаниями невозможно разглядеть причину переполоха.

Однако отметим сам факт испуга, говорящий о многом. Ведь тут дело не только в осознании своего шаткого положения и утрате поддержки. Леонид Кравчук в 93-м тоже понял, что не сможет противостоять своим противникам, но он не стал цепляться за кресло, устраивать истерик и кричать о каких-то «Шатунах», а спокойно объявил досрочные выборы – фактически дав самим избирателям возможность разрешить политический кризис в стране. У Кравчука получилось выйти из подобной ситуации очень по-европейски, однако последующие президенты Украины досрочных выборов боялись как черт ладана, даже больше чем Майданов.

Читайте также на NewNews:   Foreign Policy: Третья мировая война может начаться в Латвии

Во-вторых, смена власти возможна только при наличии противодействующей ей политической силы. Неважно, каким образом это произойдет: в ходе массовой революции, дворцового переворота или досрочных выборов. Факт то, что без этой политической силы, без оппозиции, никакая толпа, даже самая большая, на это не способна. Как говорил товарищ Сталин, без руководящей и направляющей силы партии восставший пролетариат это лишь банда погромщиков.

Вспомним украинские Майданы: стихийные протесты, сколь многолюдны бы они ни были, оставались лишь уличными протестами, и не более того. Чтобы организовать Майдан, требовались скоординированные усилия политических партий, общественных организаций и движений, финансистов, и даже ОПГ – предоставлявших своих людей для охраны и создания «самообороны». Но даже при этом Майдан был лишь инструментом политического переворота, используемым в интересах рвущихся к власти политических сил. Если бы на его трибуне не стояли Турчинов, Яценюк и Порошенко, то никто бы не стал менять власть «донецких» на президента Парасюка и премьера Гаврилюка.

Кто сменит Порошенко?

Теперь сложим это вместе, и вновь зададимся вопросом: так чего же боится украинская власть? Как минимум, организованного третьего Майдана, превращающего Киев в поле битвы. Понятно, что случись это, стрелять будут уже не резиновыми пулями. Хаос, кризис, новое падение гривны, но самом опасным в этом видится т.н. ливийский вариант: когда сгоряча убили Каддафи, а потом поняли, что страна осталась без власти, потому что заменить Муаммара было некем. Сейчас Ливия уже не государство, а территория, разбитая на уделы десятков враждующих племен. Но к счастью для Банковой и Верховной Рады, украинцы – не ливийцы, даже в состоянии аффекта. Поэтому и ливийский вариант тут нереален, а значит, Майдана чисто ради свержения режима не будет – никто не станет вкладывать в него деньги, даже Путин. России ведь тоже не нужна вторая Ливия у себя на границе.

Возможно, власть боится, что политические противники готовят акции протеста для того, дабы спровоцировать её на их жестокое подавление. Это будет т.н. «донецкий вариант»: после двух лет артиллерийских дуэлей мало кто из оставшихся жителей Донецка скажет доброе слово о президенте Порошенко (как бы Минстець ни уверял в обратном). А если от имени президента силовики начнут стрелять в киевлян и львоян? Его рейтинг сразу рухнет ниже плинтуса – и подобная «подстава» является весьма распространенной «военной хитростью» в мире политики (против Януковича её уже использовали). Такой вариант тоже нельзя отвергать, причем именно он в наибольшей степени сыграл бы на руку Кремля. Ведь следом, логически, следует политическое смещение «президента-убийцы», после чего хаос и беспорядки сразу закончатся. Правда, тут есть свой нюанс: у Кремля нет своего проходного кандидата на пост украинского президента. Ну разве что Юлия Владимировна!

Кроме того, власть никто не заставляет ни стрелять в третий Майдан, ни даже блокировать его. В конце концов, она сама нагнетает градус истерии вокруг самых банальных акций протестов. И это наводит на мысль, что за каждой из них она видит начало своего свержения: если не через Майдан с баррикадами, то через перманентные протесты против высоких тарифов, низких пенсий, деградации медицины – да мало ли накопилось за эти три года!

Тут мы подходим к самому интересному: от метода (Майдана) к личностям (политикам). Стоит согласиться, что при такой панической боязни протестов, власти было бы логично попытаться убрать их возможных организаторов и вождей. В конце концов, почти на всех подобных персонажей есть старое дело в прокуратуре, а если нет, то всегда можно завести новое. И тогда не пришлось бы позориться, выставляя против толпы старушек полки Нацгвардии и готовя десятки автозаков для протестующих вкладчиков!

Но мы видим, как власть «дрейфит» и выдумывает сказки про каких-то кремлевских «шатунов», собирая в Киеве многотысячную армию придворных войск. А это наводит на мысль о том, что в возможном политическом заговоре задействованы политики, которых не может прижать даже Банковая. Она лишь пытается противостоять методам, которыми те собираются «свергнуть режим», но не им самим.

Что ж, это весьма интригует: неужели в нынешней Украине еще остались такие? Или же они лишь набор заменимых марионеток в руках неких могущественных внешних сил, возможно даже Кремля? Но даже в этом случае пресловутый план «Шатун» действительно больше похож на фантазию клерков Банковой: он пугает украинцев традиционным «а то Путин нападет», в то время как нынешняя задача Кремля видится не в атаке на Украину, а в смене её власти. Причем, очень многие украинцы сейчас хотят того же.