Главная / Новости / Аналитика / Мнение / Без транзита российского газа: много ли потеряет Украина

Без транзита российского газа: много ли потеряет Украина

В 2019 году завершается 10-летний договор между Украиной и Россией о транзите газа в Европу

Украинская газотранспортная система – одна из крупнейших в мире – в свое время строилась именно как транзитная, и эту функцию она добросовестно выполняла еще с советских времен. Однако 31 декабря 2019 года истекает срок действия украино-российского договора о транспортировке газа в Европу через украинскую ГТС, который был заключен в 2009 году. А подписание нового договора сегодня под большим вопросом из-за строительства Россией нового газопровода «Северный поток-2».

Чем ближе к завершению действия договора, тем активнее идут дискуссии, что дальше. Будет ли продолжаться транзит российского газа по территории Украины? А если да – на каких условиях? И что в экономическом плане потеряет Украина от изменения условий или прекращения договора с российским «Газпромом»?

Кто потеряет от прекращения транзита

Эксперт по энергетическим вопросам Геннадий Рябцев обращает внимание, что не следует отождествлять доходы/убытки НАК «Нафтогаз Украины» и доходы/убытки самой Украины.

«Не стоит отождествлять потери Украины от прекращения транзита и потери «Нафтогаза» как субъекта хозяйствования. «Нафтогаз» не перечисляет деньги, которые получает «Укртрансгаз» от транзита, напрямую в бюджет. Прямой зависимости между доходами «Нафтогаза» от транзита газа и величиной отчислений в госбюджет не существует. «Нафтогаз» платит налоги и перечисляет дивиденды Кабинету министров. Поэтому все будет зависеть от того, какой будет прибыль «Нафтогаза Украины» в конкретном году. В зависимости от этих объемов будут перечисляться соответствующие суммы дивидендов и налогов. Если НАК «Нафтогаз» будет убыточным, он ничего не будет перечислять в бюджет, даже если сохранится транзит», – объясняет Геннадий Рябцев.

«Нафтогаз» по форме собственности – акционерное общество. И, хотя 100% акций его принадлежат государству, госбюджет получает от компании только налоги и часть прибыли как дивиденды акционеру. Например, в 2014 году, согласно Бюджетному кодексу, компания должна была перечислить в бюджет только 30% чистой прибыли, в 2016-м – 50%, в 2017-м – 75%.

О том, что доходы «Нафтогаза» и государства Украина – не одно и то же, свидетельствует, в частности, и тот факт, что НАК в настоящее время судится со своим акционером, государством Украина, за 6 млрд грн, которые он якобы недополучил из-за поставок газа населению по сниженной цене.

Геннадий Рябцев подчеркивает: от прекращения действия договора непосредственные убытки понесет «Нафтогаз Украины» или та компания, которая будет заниматься транзитом к тому моменту, когда заработает «Северный поток-2».

Читайте также   Юлія Бориско: До вчора мене пригнічувало, що голосуватиму за ПП вимушено і не за покликом серця, то пригнічення більше немає

Напомним, в настоящее время идут разговоры о необходимости анбандлинга, т. е. разделения НАК «Нафтогаз Украины» по зонам ответственности. Это требование в том числе международных партнеров Украины. «Нафтогаз» – огромная компания со сложной структурой, в ее состав входят 8 дочерних компаний и предприятий, два государственных и два негосударственных акционерных общества («Укргаздобыча», «Укртрансгаз», «Укрнафта», «Газ Украины» и др). И далеко не все эти предприятия прибыльные. Анбандлинг позволит более эффективно реформировать работу по каждому из направлений деятельности «Нафтогаза», улучшив экономические и финансовые результаты, считают, в частности, в Евросоюзе и Европейском энергетическом сообществе.

Сколько «Нафтогаз» получает от транзита газа

По словам экономического эксперта-аналитика Бориса Кушнирука, транзит газа является наиболее прибыльной статьей дохода «Нафтогаза».

«Практически весь доход «Нафтогаза» формируется за счет трех направлений: добычи газа, которую ведет его дочернее предприятие «Укргаздобыча», немного – за счет деятельности «Укрнафты», но самая существенная часть доходов – транзит газа, которым занимается «Укртрансгаз». Непосредственно сам «Нафтогаз» выступает, по сути, «передаточным звеном» между «Укргаздобычей», облгазами и предприятиями облэнерго, которым он вынужден был продавать газ по цене ниже рыночной, а потому эта деятельность у него всегда была убыточна», – рассказывает эксперт.

Что касается сумм, которые «Нафтогаз» получал от транзита газа и которых он может лишиться после прекращения действия договора, то, например, в финансовой отчетности НАК «Нафтогаз» за 2017 год указано, что доход компании от транзита природного газа составил около 74 млрд грн. Примерно такие же цифры – в районе 2-3 млрд евро – приносил «Нафтогазу» транзит российского газа и в другие годы.

Однако при всем этом компания, которая, собственно, и занимается транспортировкой газа и которая входит в структуру «Нафтогаза» – «Укртрансгаз» – до сих пор остается убыточной. Например, сообщалось, что убытки «Укртрансгаза» за 2017 год составили свыше 24 млрд грн, причем по сравнению с 2016-м они выросли в 4 раза. В 2018 году за 9 месяцев (последние данные) убытки компании-транзитера уже превысили 22 млрд грн. Соответственно, в такой ситуации вряд ли можно говорить о том, что Украина получает какую-либо прямую выгоду от транзита российского газа в Европу.

Сколько Украина получает от «Нафтогаза»

До 2017 года государственный бюджет Украины не получал какой-то финансовой пользы от хозяйственной деятельности «Нафтогаза». Скорее, наоборот. Согласно финансовой отчетности компании, 2013 год она завершила с чистым убытком 18,7 млрд грн, 2014-й – с убытком почти 90 млрд грн, 2015-й – 35 млрд грн.

Читайте также   Юлія Бориско: До вчора мене пригнічувало, що голосуватиму за ПП вимушено і не за покликом серця, то пригнічення більше немає

В 2017 году, правда, впервые за 10 лет компания вышла в плюс, заработав 39 млрд чистой прибыли. В следующем, 2018 году «Нафтогаз» перечислил в госбюджет просто рекордную сумму – 136,5 млрд грн, из которых 29,5 млрд грн дивиденды. В компании гордо сообщили, что «поступления от группы «Нафтогаз» составили около 15% общих доходов государственного бюджета в 2018 году.

Впрочем, эксперты напоминают, что такие рекордные результаты у компании получились благодаря решению Стокгольмского арбитража.

«В минувшем году Стокгольмский арбитраж пересчитал обязательный платеж Украины в пользу России, уменьшив его на 2 млрд долларов и засчитав эту сумму как погашение задолженности за хранение. И с точки зрения бухгалтерского и финансового учета эти 2 млрд стали доходом «Нафтогаза», – объясняет Борис Кушнирук.

Если бы не особенности учета, реальный доход «Нафтогаза» оказался бы вдвое меньшим. Поэтому «показатели «Нафтогаза» за прошлый год не совсем корректны с точки зрения долгосрочной перспективы», говорит эксперт.

Потери от транзита можно компенсировать добычей

В 2020 году есть два варианта развития событий, полагают эксперты. Если новый контракт не будет подписан вообще, Украине придется консервировать свою ГТС и использовать лишь частично – для транспортировки газа в реверсном режиме, с запада на восток, для внутренних нужд. В этом случае транспортировка газа и содержание ГТС станут убыточными, объясняет Борис Кушнирук.

Второй вариант – что соглашение с Россией будет подписано. «Но тогда Россия будет делать все, чтобы качать через Украину минимум, не больше 40 млрд кубов. Если же транзит составит меньше 40 кубометров – доходы от него не будут покрывать затраты на содержание ГТС, и в таком случае транзит Украине станет просто невыгоден, лучше ее просто консервировать», – говорит он.

В любом случае доходы «Нафтогаза», конечно, уменьшатся.

Впрочем, Геннадий Рябцев считает, что эти убытки легко можно компенсировать за счет других видов деятельности.

«Прекращение транзита российского газа – это в первую очередь проблема «Нафтогаза», а не Украины. Государство может компенсировать потери от транзита за счет других источников. Например, увеличив собственную добычу газа. В настоящее время ее объемы только снижаются», – говорит Рябцев.

Напомним, ранее мы выясняли, разбавляют ли в Украине газ для бытовых нужд граждан.