Главная / Новости / Аналитика / Статьи / «Ребенок посинел, не дышал»: в Броварах скончалась годовалая девочка, родители винят врачей. Подробности

«Ребенок посинел, не дышал»: в Броварах скончалась годовалая девочка, родители винят врачей. Подробности


В детской больнице города Бровары на Киевщине скончалась годовалая девочка. По словам родителей, врачи не обратили внимания на их предупреждение, что у ребенка может быть аллергическая реакция и отек горла. В результате через три часа после приезда в лечебное учреждение девочка потеряла сознание, а врач не смогла ей оказать первую помощь. Через несколько часов малышка умерла.

Подробнее об этой трагедии читайте в материале OBOZREVATEL.



Ребенок начал задыхаться после чая

Евгения Коротенко, мама годовалой девочки Жени, не может прийти в себя и со слезами вспоминает каждую минуту, проведенную в Броварской детской больнице. Дочка умирала на глазах, а врачи ничего не могли сделать.

По словам мамы, маленькая Женя начала задыхаться в ночь с 1 на 2 декабря. Женщина подозревает, что причиной такого состояния мог стать чай со вкусом лесных ягод известной компании, который она давала дочке перед сном.

Евгения Коротенко и Игорь Ляшенко с дочкой Женечкой

«Весь день она была веселой, мы гуляли, играли. Ребенок не кашлял и вообще не болел в последнее время. Все было прекрасно. На ужин она поела макароны с сыром, это привычная для нее еда. Единственное: я дала ей чай. Но мы его и раньше давали, только с клубникой, а тут был новый вкус – лесные ягоды. Дочка легла спать. А уже через полчаса, примерно в полночь она начала крутиться и как-то странно дышать. Я подумала, что может быть насморк, клала ее на бочок. Но она все равно продолжала издавать звуки из гортани», – вспоминает Евгения Коротенко.

Уже в 3 часа ночи Евгения разбудила мужа Игоря. Потому что у ребенка поднялась температура. Они вызвали скорую, примерно в четыре утра приехали врачи, укололи но-шпу и анальгин, и примерно в 5 часов родители с дочкой приехали в приемное отделение Броварской детской больницы.

Малышке становилось хуже, пока ждали врачей

«Такое впечатление, что дежурный врач был сонный. Он раза четыре переспрашивал, есть ли у нас кто-то больной, были ли мы в контакте с теми, кто болеет коронавирусом. Я все время ему говорила, что нет. Но у ребенка что-то с горлом, похоже, аллергическая реакция на новый чай, уколите что-то антигистаминное, нужно срочно снять отек. Но он не обращал внимания: послушал ее, измерил сатурацию, она была 97. Сделал укол, и нас отправили в инфекционное отделение«, – говорит мама девочки.

Папа Игорь Ляшенко с дочкой

Уже в отделении девочке поставили капельницу, потом отправили вместе с мамой на ингаляцию. Дежурный врач снова приходил, однако все время ссылался, что пока врачей нет, но вот-вот они придут и уже сделают назначения. Ребенку становилось все хуже. Если вначале Женя еще стояла на ножках, то потом постоянно просилась: «Мама, на ручки, на ручки, мама, идем домой». Затем девочку начало рвать, она стала вялой. И уже когда не могла говорить, показывала на горлышко.

Они не могли найти вентиль от кислорода

Только в 8:15 появилась заведующая отделением Наталья Светличная.

«Она была недовольная, раздраженная. Начала с пренебрежением спрашивать, нет ли у нас в семье больных. Я говорю, что нет. Посмотрите, ребенка уже рвет, сделайте хоть что-то, дайте антигистаминные препараты, отправьте нас в другую больницу, пожалуйста. Она снова назначает ингаляцию, хотя и я, и медсестра ей говорим, что уже делали. Муж с медсестрой понес дочь на ингаляцию. Но не прошло и минуты, как муж прибежал, а на руках была Женечка уже вся посиневшая, у нее не было дыхания!» – плачет мама.

Врач только вскрикнула «Ой, б**ть!», схватила ребенка и понесла в манипуляционную, откуда родителей просто вытолкали. За всем происходящим они наблюдали в окно.

«У них была паника, там никаких слаженных действий не было. Врач бегала и кричала: «Где кислород, бл*ть, где ключ, дайте ключ». Они не могли найти вентиль от кислородной точки, чтобы включить кислород. Прибежала уже другая медсестра, открыла этот вентиль. Они кричали: «Реанимацию, вызывайте реанимацию!» – говорит Евгения Коротенко.

Дочке дал имя отец, потому что очень ее любил

«Так прошло уже пять минут. А еще через пять минут все затихло. Я попыталась войти в манипуляционную. Дочка лежала на кушетке, на ее лице была кислородная маска, а врач делала массаж сердца. Дочка перед этим ведь показывала мне ручкой на горлышко, она не могла говорить и дышать, только показывала! Но они не обращали внимания. Тогда муж увидел, как одна из медсестер села у подоконника и начала что-то переписывать в истории болезни», – рассказывает мама девочки.

Потеряли много драгоценного времени

«Только через 25 минут приехал реаниматолог, он добирался своим ходом, потому что не было реанимационной машины с бригадой. Уже тогда мне муж сказал, что наша дочь умерла. Слишком много времени прошло. Мы же оба адвокаты и сталкивались с медицинскими нарушениями. Есть протокол реанимационных действий. В случае остановки дыхания ребенка нужно интубировать напрямую, через трахею. Этому учат еще на первом курсе медицинского вуза. А заведующая не смогла этого сделать. Масочка там не поможет», – поясняет Евгения.

Приехавший реаниматолог уже через три минуты вышел и сообщил, что ребенка интубировали. Давление стабилизировали, сердце запустили. И добавил: «Ну вы же понимает, 25 минут она была без кислорода, вы это понимаете».

Девочке был всего год и три месяца

«Он дал нам намек, что даже если дочка выживет, то здоровой она уже никогда не будет. Потому что мозг без кислорода через 6-8 минут умирает», – с горечью говорит мама малышки.

Потом начались бесконечные часы ожидания возле реанимации. Сначала за жизнь ребенка боролись, потом ее состояние на несколько часов стабилизировалось. Мама смогла подойти к Женечке: «Я поговорила с ней, обняла ее и поцеловала. Она была еще жива». А потом снова у девочки останавливалось сердце и его снова запускали.

К пяти вечера приехала бригада, которая должна была отвезти ребенка в Боярскую больницу, в детскую реанимацию. Врачи долго не выходили, мимо пробежала медсестра с анализами. «Нам сначала говорили, что провели экспресс-тест и у ребенка коронавирус. А позже сообщили, что пришли результаты ПЦР-теста – вируса нет. Возможно, они начали ее тогда колоть по протоколу от коронавируса. Не знаю».

Родители погибшей девочки собираются бороться до конца за справедливость

Около 6 вечера родителей стали готовить к самому худшему. Детский реаниматолог сообщил, что уже 40 минут пытается реанимировать девочку, но ее организм сдается. Пока еще действуют препараты, она будет жить, но самое страшное может произойти в любую минуту. А в 18:40 доктора зафиксировали смерть девочки.

В справке о смерти Жени указана причина – пневмония.

«Пневмония это уже следствие. После того как ребенок долгое время находился без кислорода легкие начали отекать и заполняться жидкостью. Это пневмония. Понимаете, в течение трех часов, когда мы привезли дочь в приемное отделение Броварской детской больницы, врач должен был увидеть, что ее состояние ухудшается. Он не обратил на это внимания, а ждал, когда придут другие врачи. Он мог просто по-человечески сказать везите ее в Боярку, пока есть время, у нас машин нет, я бы ее домчала за 40 минут по пустым дорогам. А потом заведующая отделением не смогла правильно оказать помощь. Она не интубировала ребенка, а ждала реаниматолога. Время ушло», – говорит Евгения.

А медики, которых родные винят в смерти малышки, продолжают лечить детей

Сейчас полиция открыла уголовное производство по ст. 115 УК Украины по факту смерти ребенка. Родители написали заявление, дело должны переквалифицировать на ч. 2 ст 140 – ненадлежащее исполнение медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей, повлекшее тяжелые последствия для несовершеннолетних.

«Но чтобы вы понимали, эта статья предусматривает только три года лишения свободы. Зная, как все это делается, понимаю, что сейчас дело будут затягивать, проводить разные экспертизы. Затем предоставят положительные характеристики на этих медиков, благодарные отзывы пациентов. И суд должен будет все это учесть. И в лучшем случае виновные получат условный срок и запрет на три года занимать должность. Никто по этой статье не сядет.

В больнице даже не провели служебное расследование, а этих врачей даже не отстранили от выполнения обязанностей на время следствия. Они продолжают там лечить детей», – говорит Евгения Коротенко.

Но родители, оба адвокаты, собираются бороться за то, чтобы виновные понесли наказание. В самой больнице комментировать ситуацию наотрез отказываются, ссылаясь на то, что идет следствие.

Что думаете по этому поводу? Оставьте свой комментарий



Loading...