Главная / Новости / Аналитика / Статьи / Смеялись в лицо: история с задержанием 13-летней украинки в Польше получила продолжение. Эксклюзив

Смеялись в лицо: история с задержанием 13-летней украинки в Польше получила продолжение. Эксклюзив



Семья Иовенко живет в Варшаве уже 5 лет. Отец имеет небольшой собственный бизнес – помогает соотечественникам из Украины обустроиться в Польше и Чехии после переезда и начать собственное дело. Однако предыдущий опыт проживания в Польше совершенно не подготовил его к истории, которая случилась с его ребенком – и которая стоила семье год нервов, судов, угроз и вынужденной разлуки со старшей дочерью. А именно это ожидало Иовенко после того, как их несовершеннолетнего ребенка обвинили в краже и подвергли унижению и издевательствам. О продолжении истории 13-летней Маргариты, поисках справедливости ее семьей и дискриминации украинцев в Польше – рассказывает OBOZREVATEL.

Как польские правоохранители 13-летнюю «преступницу» задерживали


О скандале с задержанием дочери украинских эмигрантов в Польше OBOZREVATEL рассказывал еще весной. Вопиющий случай с несовершеннолетней украинкой произошел в Варшаве зимой 2020 года. 21 января 13-летняя Маргарита по просьбе отца, Антона Иовенко, пошла в супермаркет сети «Biedronka», чтобы кое-что купить.

«Маргариту задержали в магазине якобы из-за того, что она украла… упаковку презервативов. Охранник завел ее в подсобное помещение, там унижал, фотографировал, угрожал ей… Говорил: «Если не будешь ровно стоять, я тебя ударю – и ты ничего не докажешь». Нецензурно выражался. Директор магазина, которая была свидетелем того, что происходило, никак не вмешалась в ситуацию и не защитила мою дочь», – рассказывая о пережитом, Антон до сих пор не может сдержать эмоций. Хотя со времени тех событий прошел уже почти год.

«Сотрудники магазина вызвали полицию. На вызов прибыли полицейские, мужчина и женщина. Они сковали Марго руки за спиной, будто она не испуганный подросток, а злостная рецидивистка, и повезли к нам домой. Когда приехали к нашему подъезду, полицейские со словами «мы тебе не носильщики» повесили ребенку его тяжелый школьный рюкзак на скованные и уже посиневшие руки – и заставили нести на 4 этаж, где мы живем… Когда зашли в квартиру – они не представились. захотели снять наручники, пока я не подписал бумагу, что дочь мне передали целой и невредимой… Я был один на один с ними. со мной был маленький испуганный сын. И я подписал, чтобы не сделать еще хуже», – пояснил OBOZREVATEL мужчина.

По словам Антона Иовенко, когда полицейские ушли, ему понадобилось немало времени, чтобы успокоить напуганную дочь. Не один час он с женой провел, разговаривая с Маргаритой – и убеждая ее признаться, действительно ли та не совершила ничего противозаконного. Девочка настаивала, что ни в чем не виновата. Поэтому родители решили защищать Маргариту любой ценой.

В Польше мелкие кражи предусматривают административную ответственность – при условии, что сумма украденного не превышает 500 злотых. В таком случае дело заканчивается в суде, который при доказанности вины человека присуждает ему минимальный штраф. В подавляющем же большинстве случаев дело до суда не доходит: если польского ребенка ловят на горячем, родители по обращению администрации магазина просто оплачивают стоимость украденного, проводят с ребенком воспитательную беседу дома – и забывают о том, что случилось, как о страшном сне.

Однако в случае Иовенко все произошло совсем не так. Поскольку ни Маргарита, ни ее родители с обвинениями не соглашались – альтернативы суду не было. Из-за карантина процесс был отсрочен на полгода, пока в августе 2020-го не завершился судебным вердиктом: невиновна.

Несмотря на то, что решение суда в бумажном виде семья Иовенко еще не получила из-за карантина, онлайн решения уже давно обнародованы

«На суд приехал только я. Никто из тех, кто обвинял мою дочь, не пришел. Само заседание длилось несколько минут. Судья просто посмотрела видео с камер наблюдения в магазине. Там зафиксировано, как Марго просто брала с полок то один, то другой товар – и потом ставила на место. И нигде, ни на одном кадре не зафиксировано, чтобы она что-то забрала. Судья сказала, что дело закрывается за отсутствием доказательств совершения преступления. Предупредила, что произойдет это за 7 дней и в базе о нем даже упоминания не останется. и сказала, что я могу ехать домой и забыть о тех обвинениях», – рассказал отец девочки.

Читайте также   В Украину хлынут миллионы мигрантов, а села будут вымирать: к чему приведут изменения климата. Прогнозы

Тогда же видео с камер – как с торгового зала, так и со злосчастной подсобки – увидел и сам Антон. До того администрация магазина, а также представители полиции, куда тоже обращался украинец, категорически отказывались показывать то видео. Мужчина рассказывает: когда впервые пришел в полицейский участок с просьбой показать видео и разъяснить, не превысили ли полномочий правоохранители, заковав ребенка в наручники – его просто… выгнали. Как рассказывает Антон, происходило это со словами «ты ничего не докажешь» и «никакого видео ты не увидишь никогда».

По мнению Антона, такое поведение объясняется страхом еще большей огласки. Потому что на кадрах видно, как взрослый охранник издевается над испуганным ребенком.

«Они забрали девочку в ту будку. Охранник там издевался над ней морально. Это видно. Он фотографировал ее. А она стояла – и дрожала. Это видно даже через камеру… И полиция. Они могли посмотреть сначала видео с торгового зала. И убедиться , что ребенок ни в чем не виноват. Но они не стали этого делать. Они надели на нее наручники. Сковали руки за спиной, как опасной преступнице. Бросили в машину – и повезли домой. Полицейский еще и всю дорогу ее держал. Как он потом объяснял: «чтобы она в окно не выпрыгнула». Потом, кстати, они постоянно меняли версии – от того, что никаких наручников не было, до того, что их на Марго одели, потому что у нее не было с собой мобильного телефона», – едва сдерживая эмоции, рассказал Антон.

История почти годичной давности стала также причиной разлуки семьи Иовенко со старшей дочерью. Маргарите ежедневно, идя в школу, приходилось проходить мимо местного участка полиции. И она частенько видела своих обидчиков. Поэтому в конце концов родители согласились на ее мольбы разрешить ей уехать из Варшавы: уже несколько месяцев Марго живет в Киеве с бабушкой.

В поисках справедливости

Пытаясь добиться справедливости, мужчина обращался в украинское консульство в Польше – там, рассказывает, его сначала пытались убедить «возместить убытки», не очень принимая во внимание заверения Антона Иовенко, что он верит своему ребенку, которая клянется, что ничего не крала.

За почти год украинец написал десятки писем и обращений – куда только можно.

За без малого год Антон Иовенко написал множество обращений во все возможные инстанции

Впрочем, и от польской полиции, и от украинского президента он в основном получает отписки.

Обращение Антона Иовенко на сайте Правительственного контактного центра

«Консулат Украины в Польше – говорили, что что-то делают. Официального ответа или оценки ситуации не было. Обращался к омбудсменам двух стран. Польский уполномоченный по правам человека посоветовал идти в полицию, его украинский коллега – послал к консулу, мол, не уполномочен защищать интересы украинцев за пределами Украины. Омбудсмен по делам детей в Польше до сих пор официального ответа не прислал. Располагаю неофициальной информацей, что они детально изучают ситуацию, чтобы дать оценку», – перечисляет Антон Иовенко.

Однако вежливые отписки, как показывает опыт человека – не самое худшее, что может быть.

«Когда обратился в Украинский дом в Варшаве, мне просто рассмеялись в лицо. Писал также Петру Тыме, президенту Союза украинцев в Польше – тот элегантно послал меня подальше. Обращался к разным украинских политикам и партиям – никакого ответа. А в Офисе президента мое обращение переадресовали в МИД, оттуда – в Консулат. Последний ответ оттуда: все под контролем. И намек, чтобы больше не писал», – рассказывает Иовенко.

Ответ польского омбудсмена на жалобу Иовенко
Так в полиции отреагировали на жалобу семьи Иовенко
Так в полиции отреагировали на жалобу семьи Иовенко

Мужчина пытался добиться справедливости в польских правоохранительных структурах. В полиции заявили, что наручники на 13-летнем ребенке – вполне законный и логичный для Польши шаг. Антон также писал запросы и жалобы в польскую прокуратуру различных уровней с просьбой дать оценку действиям полицейских и представителей магазина и разъяснить правомерность их действий в отношении несовершеннолетнего ребенка – но дела либо не открывали вообще, либо быстро закрывали. А некоторые работники прокуратуры различных уровней неофициально даже позволяли себе демонстрировать предубеждение по этническому признаку.

Читайте также   Что делать, если вас начнут кошмарить за русский язык после 16 января? Алгоритм действий

В конце концов Антону удалось через суд заставить прокуратуру таки взяться за расследование ситуации с его дочерью. И этим спровоцировал завуалированные угрозы в свой адрес.

«На сегодня судебное дело против моего ребенка по обвинению в краже закрыто. В цивилизованном обществе это означает, что ребенок – не преступник, что она ни в чем не виновата. Однако в своих показаниях в рамках расследования по моему обращению управляющая магазина прибегает к завуалированным угрозам: она четко указывает, что знает, где мы живем и в какие магазины ходим. Ее заинтересованность этой информацией и то, что она считала необходимым об этом прямо заявить, расцениваю именно как угрозу, как запугивание. Более того, управляющая и охранник магазина обвиняют мою семью в том, что мы воруем специально, что мы – аферисты. А прокурор неофициально советует нам «утихомириться», она – на стороне тех, кто оскорблял моего ребенка. Она открыто нам заявляла, что мы аферисты и воры. Прокуратура ничего не делает, а только затягивает дело», – убежден Иовенко.

Мужчина констатирует: за 5 лет жизни в Польше ни разу не почувствовал к себе как к украинцу предвзятого отношения со стороны поляков. И только столкнувшись с проявлением несправедливости к своему ребенку – ощутил в полной мере, что такое «украинофобство» в исполнении отдельных представителей Республики Польша. Более того: проявления дискриминации украинцев именно по этническому признаку он теперь замечает все чаще.

Уже после ситуации с Маргаритой Антон Иовенко в том же магазине стал свидетелем «прессования» другого украинского подростка. Мужчине даже удалось снять на видео, как парня бьют сотрудники магазина, вроде бы тоже за кражу.

И историй, когда поляки с особой жестокостью относились именно к этническим украинцам, когда работодатели не доплачивали работникам из Украины, а правоохранители неохотно расследовали преступления в отношении украинских граждан, говорит он, на самом деле можно найти немало.

Новость о гибели украинца после удара электрошокером, нанесенного польскими правоохранителями. Прокурор подвергает сомнению связь между ударом током и смертью мужчины

Впрочем, если это можно объяснить элементарным человеческим фактором, то отсутствие энтузиазма у представителей украинского государства в защите своих сограждан – удивляет и огорчает.

Как бы там ни было, Антон планирует идти до конца. Он уверяет: его главная цель не месть. И тем более – не желание взыскать с тех, кто оскорбил его дочь, какую-то материальную компенсацию. Главная цель – защитить свою семью. И научить защищаться и защищать своих близких своих двух своих маленьких сыновей.

«Я хочу, чтобы мои дети знали, что свои права надо знать – и отстаивать. А не смиряться с тем, что однажды тебя могут просто так обвинить, обидеть, заковать в наручники – просто так. Просто за то, что кому-то не нравишься ты лично или твоя национальность», – говорит Иовенко.

Ведь Европа, как оказалось – это далеко не всегда о территории. Европа – это, прежде всего, ценности, равные для всех законы и готовность их отстаивать.

Что думаете по этому поводу? Оставьте свой комментарий



Loading...